В СССР строили свой Большой адронный коллайдер около Москвы — но не судьба

Раньше побеждало государство, у которого была самая большая армия, лучшие пушки и более талантливые генералы. В принципе, и сейчас ситуация особо не поменялась — военная мощь она, как говорится, и в Африке военная мощь. Но с техническим прогрессом на первый план вышли научные достижения отдельных государств. Теперь лучшая страна не та, где солдат много, а та, которая владеет более развитыми технологиями.

Интеллект пришел на смену грубой силе. И в правительстве СССР прекрасно понимали эту новую мировую тенденцию. Поэтому кроме развития военных структур, крупные суммы выделялись и на исследование в различных областях наук. И последним масштабным рывком в этом направлении было строительство своего адронного коллайдера, примерно в ста километрах от Москвы.

Оглавление:

  • Вгрызаясь вглубь земли.
  • Лебединая песня.
  • В паре шагов от финиша.
  • Заключение.

Вгрызаясь вглубь земли.

Нельзя сказать, что строительство начали на пустом месте. К моменту начала работ (а это 83-ий год), там уже более чем 20-ть лет существовал городок Протвино, названный в честь речки Протвы, протекающей неподалеку. Он был создан на основе секретного поселка советских ученых Серпухино-7. Причина секретности в том, что в этих местах находился тайный научный комплекс, занимавшийся изучением элементарных частиц. Эту установку можно назвать первым советским коллайдером. И на его “фундаменте” правительство решило построить свой прародитель швейцарского БАКа.

Тоннель, по которому собирались разгонять атомы, строился на глубине в 60 метров, а общая длина предполагалась примерно в 21 км. Сверху планировали построить 12 зданий для инженеров техобслуживания и ученых, занимавшихся непосредственно исследованиями. Для бурения сначала использовали технику, с помощью которой создавали московский метрополитен.

Но она не могла справиться с возложенной на нее задачей — за несколько лет было пробурено только полтора км подземных пород. Поэтому власти СССР пошли на исключительный для них шаг — закупили оборудование в странах “загнивающего Запада”. Две махины, весом по 150 тонн каждая, как кроты вгрызались в землю, значительно превосходя в эффективности своих предшественников. Дело пошло. Еще важным преимуществом зарубежной техники перед советской было то, что при бурении она также обкладывала тоннель 30-ти сантиметровыми бетонными плитками с электроизоляцией.

Но, как говорится, недолго песенка играла. В конце 80-ых в СССР вовсю бушевал экономический кризис, финансировать такие дорогостоящие объекты было невмоготу, так как по затратности она не уступала строительству АЭС, которые как раз возводились по всему государству. Страна, начавши ряд масштабных строек, теперь перекрывала им воздух.

Лебединая песня.

Но все же на последний рывок средств хватило. В 88-ом проект адронного коллайдера был скорее жив, чем мертв, хотя свои проблемы возникали. Но, как бы то ни было, под землей уже были проложены километры тоннелей, а на поверхности строились помещения для персонала. Начали закладку оборудования. Под основным ходом параллельно проложили второй, чтобы разместить в нем кабеля и силовые установки. На тот момент, у комплекса не было конкурентов во всем мире. Ближайшие научные объекты отставали в мощности в несколько раз.

Причем советские ученые смогли выбить денег на уникальный нейтринный комплекс. Он должен был сквозь толщу земли посылать заряд частиц на тысячи километров по направлению к озеру Байкал.

В паре шагов от финиша.

На момента развала Союза в 91-ом исследовательские помещения были готовы более чем наполовину, отдельные комнаты для обработки данных были готовы к эксплуатации. Но в той суматохе и неразберихе государственных масштабов стало как-то не до больших научных свершений. Поток денег, и так до этого небольшой и непостоянный, усекли до состояния мелкого ручейка. А в 98-ом стройку и вовсе заморозили.

Сейчас работы на недоделанном адронном коллайдере не ведутся. Впрочем, это не означает, что жизнь там застыла. То, что успели сделать, нужно охранять и ремонтировать при надобности. Ежегодно Госдума закладывает финансирование на охрану зданий на поверхности, починку тоннелей, в которых постоянно скапливаются подземные воды. Также нужно бетонировать лазы, по которым орды любопытных сталкеров пытаются пробраться внутрь.

Время от времени появляются предложения по возобновлению строительства, или предлагают сделать там огромный аккумулятор, который сможет снять нагрузку с электросетей столицы. Но все упирается в извечную проблему — отсутствие денег. Поэтому все остается как есть.

Заключение.

Советский Союз был страной больших амбиций. Если участвовать в чем-то — то только ради первого места, если строить что-то — то самое большое и производительное.

Адронный коллайдер был попыткой-мечтой уже постепенно загибающейся державы показать всему миру, что они все еще на коне. Не получилось, не повезло. Но все же, величия уже несуществующего государства это не умаляет.

наукаСССРразное интересноеадронный коллайдер
Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Яндекс.Метрика